Мускат оман фото

Кликните на картинку, чтобы увидеть её в полном размере

Тунис горящие путевки и туры в Тунис из Москвы, цены


мускат фото оман

2017-10-21 04:51 Продаем монеты России, СССР, монеты мира, российские и зарубежные серебряные монеты Словарь русско арабский, египетский диалект с транскрипцией на многие случаи жизни




Мужик увидел надпись на дверях женского монастыря: "Секс с молодыми монашками - 500 у.е.". Постучал, открыла прелестная монашка, приняла деньги и говорит: - Я пока приготовлюсь, а вы пройдите, пожалуйста, по коридору в последнюю дверь направо. Мужик быстро прошмыгнул к указанной двери, открыл, снова попал на улицу, дверь за ним закрылась. Обернулся и видит на двери табличку: "Сегодня вас поимела сестра Мария".


Лучше интуиции может быть только знание.






Послание Клинтону Гаврила был неверным мужем, Гаврила женам изменял Н. Ляпис-Трубецкой, "Гаврилиада" Билл Клинтон был неверным мужем Супруге Клинтон изменял, Когда все выплыло наружу Он под присягою соврал. Но в Штатах, знают даже дети, За ложь солидный срок дают Теперь импичмент Билли светит, а после судьи заклюют. В судьбе как будто нет просвета, Но может лучший друг Борис, Оставив место президента, Ему предложит: "Билли, Плиз". Лафа в России президенту, Народу ври хоть круглый год, А в неприятные моменты Чубайс, Бог даст, не подведет. Пить водку можно беспробудно, И трахать девок можно всласть, А управлять совсем нетрудно, Такая уж в России власть. При этом нужно только в планах Важнейший принцип соблюдать: Наклянчить деньги в разных странах И жуликам своим раздать. Когда же кредиторы злые Долги потребуют вернуть, Сложить им фигу, дать по вые, И после в Горках отдохнуть. Поэтому друг Билл, решайся, Пакуй багаж, бери семью И быстро к нам перебирайся, На президентскую скамью. Ведь наша водка лучше виски, Квас много слаще, чем компот, А место Моники Левински, Аяцков с радостью займет.


Был (и есть) на Военной каферде Самарского Политеха капитан П. И было капитану П. впадлу, что все офицеры на военной кафедре Политеха - старшие, тo есть от майора и выше, с большими звездочками. А он, П., младший. И звездочки у него маленькие, хучь их и четыре, и просвет один-единственный. И от этого капитан П. был зол как черт на весь свет, а на нас, студиозусов, и того пуще. (Справедливости ради следует сказать, что дали-таки П. майора, но изменил ли он свое мировоззрение - не знаю.) Читал П. ОУКСО. Кто не знает, Организацию, Устройство и Конструкцию Стрелкового Оружия. Для нас, оружейников, предмет профильный и, как следствие, весьма геморроидальный при сдаче экзаменов. Итак, ведет П. ОУКСО. Мерно прохаживается тудыт-сюдыт, сапожками хромовыми поскрипывает, голосом поставленным вещает. И вещает что-то до огнезденения интересное: то ли конструкцию выбрасывателей, то ли устройство автоматики со свободным ходом ствола, - в общем, хрен разберешь. А "война" в Политехе располагается в здании бывшей церкви, сама же Ауд. 13, в которой и происходит действо - прямехонько под куполом. И звучные раскаты капитанского голоса мечутся, отражаясь в куполе, аж окна звенят. Студенты - молчок, конспектируют за П., только перья поскрипывают. И тут один студент (ну, я настоящию фамилию называть не буду, чтоб студент, ныне, кстати, в Инете присутвующий, не был на меня в претензии) по фамилии (пусть будет) Ящерицын, не сдержав могучего порыва, pardon, рыгнул. На зависть рыгнул, такая отрыжка - штучная. И перекрыла эта штучная отрыжка могучие раскаты командирского голоса, и стала она метаться и прыгать под куполом, озорно позвякивая оконными стеклами. И все замерли. И П. тоже замер. И когда последний отзвук ботырской отрыжки затих, лицо П. налилось сочным багрянцем. И пророкотал сей муж сурово: "Встать, кто рыгнул!" Смутившийся Ящерицын поднялся во всеь свой прекрасный ставосьмидесятисантиметровый рост. П., страшно вращая зенками, спросил: "Фамилия?!..." - "Ящерицын..." П., то ли не расслышав, то ли желая получить от бойца ответ четкий и внятный, каким он и должен быть по уставу, повторил: "Я спросил, ФАМИЛИЯ!!!" - на что получил-таки ответ: "ЯЩЕРИЦЫН!" П. развернулся и, чеканя шаг, направился к кафедре, где лежал разверстый, аки лоно падшей женщины, взводный журнал. В такт резонирующим под куполом шагам стал листать он сей кондуит и, найдя нужную страницу, уставил перст на столбец с фамилиями, каковой перст стал постепенно и неумолимо продвигать вниз. И дошл перст до фамилии Ящерицына. И увидили мы, простые студенты, как свершилось в бывшей церкви Чудо Господне - в лице капитана П. появилось человеческое выражение. И спросил капитан П., даром что не сглатывая суровую скупую слезу, и само Разочарование глаголело устами его: "Ну что же вы, Ящерицын? Имеете оценку "четыре" - а рыгаете..." Все!